?

Log in

No account? Create an account
123
v_verveine

Кто-то забрался на комод, скинул часы, картину и декоративного слона, которые там стояли. Вы не…

Кто-то забрался на комод, скинул часы, картину и декоративного слона, которые там стояли. Вы не…

Posted by Наталия Осояну on 3 мар 2018, 08:01

from Facebook

    123
    v_verveine

    О, кстати! Буду сегодня читать интересную книгу. Это фото - дразнилка для фантлабовских…

    О, кстати! Буду сегодня читать интересную книгу. Это фото - дразнилка для фантлабовских…

    Posted by Наталия Осояну on 3 мар 2018, 09:34

    from Facebook

      123
      v_verveine

      Апдейт: Продано :)

      Вы не поверите, но... Одну книгу продаю. Только по Кишиневу! Цена вопроса 20 долларов.

      Posted by Наталия Осояну on 3 мар 2018, 15:35

      from Facebook

        Alexander von Humboldt
        v_verveine

        «Белый фрегат»: тизер 01 («Бегущие по волнам»)

        Первый маааааленький отрывок из серии тизеров. Потом будет и трейлер.
        Если не читали "Звездный огонь", то предупреждаю -- спойлеры. Нет, не так: СПОЙЛЕРЫ!
        Продолжение следует. :)




        Спустя четверть часа феникс сидел у правого борта, скрестив ноги и положив руки на колени. Его глаза были закрыты. Напротив него в той же позе расположился Амари, но если капитан «Невесты ветра» казался сейчас более спокойным, чем за все прошедшие дни, то сказать того же о новом навигаторе «Утренней звезды» не смог бы ни Сандер, ни кто-то другой из невольных свидетелей его «обучения». Молодой магус всё время дергался, вздрагивал и оглядывался, как будто боялся кого-то, стоящего за спиной.
        Они так сидели не впервые, но раньше «Утренняя звезда» не приближалась к «Невесте ветра» на столь небольшое расстояние, чтобы невооруженным глазом можно было рассмотреть чёрные пятна на её обвисших парусах — пятна, которых раньше не было. Сандер, даже не будучи навигатором, понимал: Фейра рассчитывает, что сегодня у них всё получится. Сегодня Амари наконец-то поймёт, что ему следует делать.
        Не суетись, — приказал Фейра, шевельнув пальцами. Длинные чёрные когти царапнули по палубе. — Закрой глаза и успокойся.
        Я не могу…
        Можешь. Раз она выбрала тебя, значит — можешь.
        Я…
        Молчи. Ещё одно слово — и я тебя выпорю, высочество. Закрой глаза.
        Голос Фейры был таким властным, что Сандер тоже зажмурился.
        И услышал.
        «Утренняя звезда» пела. Сквозь отголоски чьих-то голосов внизу, плеск волн и шелест парусов её пение слышалось отчетливо и довольно-таки громко. Голос у тёмного фрегата оказался чистый и звонкий, совсем не подходящий её устрашающей внешности, и от незатейливого мотива у Сандера стало так легко на душе, что он широко улыбнулся и открыл глаза.
        «Ну же, Кузнечик, услышь её. Она ведь для тебя старается».
        И Амари вдруг выпрямился; на его лице появилось новое выражение — удивление, смешанное с восторгом.
        Вот мы и сделали первый шаг, — проговорил Фейра, заметно смягчаясь. — А теперь попробуй ей ответить.
        Песня «Утренней звезды» сделалась такой громкой, что на мгновение заглушила мотив «Невесты ветра», к которому Сандер так привык, что не мыслил жизни без него. Он удивился и испугался; чужая мелодия всколыхнула его душу и в глубинах памяти зашевелились те воспоминания, которые он прятал в себе вот уже много лет и хотел бы вырвать насовсем, выкинуть прочь.
        ~Чей-то затихающий крик в темноте.~
        ~Шелест тростника на ветру.~
        ~Звон железных цепей.~
        Матрос-музыкант закрыл глаза, но ничего не изменилось — перед ним по-прежнему были два магуса, цапля и феникс, и сразу два фрегата пели в его голове. «Утренняя звезда» окуталась тьмой и уподобилась кракену; одно её щупальце — длинное, тонкое и полупрозрачное, словно дым от костра — протянулось сквозь разделявшее рыбокорабли расстояние и тронуло голень Сандера.
        «Нет-нет, тебе нужен не я. Будь повнимательней!»
        Щупальце, поколебавшись несколько секунд, поползло к Амари и мягко обняло его за шею. Он вздрогнул и поднял руку к шраму на горле; через мгновение Сандер услышал сдавленный стон.
        Впусти её в себя, — проговорил Фейра чуть слышно. — Открой ей свой разум. Позволь ей…
        Внезапно щупальце натянулось и задрожало, словно струна. Музыка сменилась басовитым гудением, как будто из трюма «Утренней звезды» вырвался разъярённый пчелиный рой. Амари схватился обеими руками за горло и захрипел, а потом упал, громко стукнувшись затылком о палубу, и стал биться в конвульсиях. Фейра вскочил, бросился к нему; через секунду то же самое сделала Эсме, а через две на палубу выбежала Ризель. Принцесса бросилась к брату, но Фейра схватил её за руки и оттащил в сторону.
        Не мешайте целительнице, — сказал он. — Это её работа.
        Ризель на миг застыла, её кажущаяся покорность обманула феникса — он отпустил тонкие белые запястья и мгновенно получил пощёчину.
        Это за то, что ты сделал с моим братом, — прошипела Ризель сквозь зубы. От благовоспитанной дамы, к которой вся команда «Невесты ветра» успела привыкнуть за время невольного соседства, не осталось и следа. Фейра потрогал покрасневшую щёку — рука у принцессы, как и у всех небожителей, была тяжелая — и сказал беззлобно:
        Я спас ему жизнь.
        И заставил вернуться в Облачный город! — парировала Ризель. Её глаза пылали почти так же ярко, как огненные очи феникса. — Заставил снова встретиться с отцом, с Рейго и остальными!
        С матерью, — не уступил Фейра. — И с сестрой.
        Он не должен был возвращаться!
        С трудом оторвав взгляд от разыгравшейся на палубе «Невесты ветра» сцены, Сандер посмотрел на Эсме, которая стояла на коленях возле Амари и держала его за голову, положив ладони на виски. Припадок уже прекратился, хотя юноша по-прежнему был без сознания и казался очень бледным.
        Но щупальце, которое Сандер по-прежнему видел, никуда не подевалось, и теперь оно было намного плотнее и реальнее. Теперь оно легко касалось плеча бывшего юнги. Связь между навигатором и фрегатом. Связь между Амари и его собственной «Утренней звездой».
        Связь, которую Сандер, будучи чужим матросом, не должен был видеть.
        Прямо по курсу! — крикнул вахтенный. — Вижу землю в тумане!