Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

123

Мёр Лафферти, «Six Wakes»

Действие романа происходит в конце XXV века, когда люди довели до совершенства технологию клонирования с последующей перезаписью «ментальной карты», и это радикальным образом изменило социальное устройство. Теперь человечество разделилось на собственно людей и клонов, при этом вся жизнь последних подчиняется строгому кодексу. Согласно его положениям, например, клоны генетически стерильны; запрещено одновременное существование двух и более клонов одного человека, и если такое вдруг случается, более старый клон подлежит эвтаназии; запрещено любое вмешательство в «ментальные карты», то есть «ментальные хакеры» — все поголовно преступники. В целом существование клонов сильно повлияло на отношение к жизни и смерти: зачем бояться умереть, если тебя без особых трудов воскресят в лаборатории?
И вот главная героиня «Шести пробуждений» Мария Арена просыпается в лаборатории космического корабля под названием «Дормире» и понимает, что её клонировали и загрузили в новое тело воспоминания, которые заканчиваются вскоре после вылета. Мария предполагает, что с нею произошёл какой-то несчастный случай, однако очень быстро выясняется следующее: во-первых, клонировали и оживили не только её, а всех шестерых членов экипажа «Дормире», поскольку их предыдущие «версии» мертвы; во-вторых, после вылета «Дормире» с Земли прошло целых двадцать пять лет, но все воспоминания об этом периоде утрачены — по какой-то неизвестной причине в тела клонов загрузили старые копии их «ментальных карт»; в-третьих, искусственный интеллект IAN, управляющий кораблём, вышел из строя, и «Дормире», повинуясь какому-то из протоколов безопасности, разворачивается, чтобы лечь на обратный курс, но обратно героям нельзя — ведь у каждого из них есть своя тайна…
«Шесть пробуждений» — это НФ с элементами триллера и детектива, что может прозвучать интересно, однако на самом деле, к сожалению, роман особо увлекательным не назовёшь. Начало у него и впрямь захватывающее, но вскоре сюжет начинает топтаться на месте: персонажи ведут скучнейшие, бессодержательные диалоги, и от постоянных экскурсов в прошлое нарастает ощущение того, что перед тобой ученическая работа — весьма старательная, но совершенно без искры. Когда в конце концов все части головоломки становятся на свои места, результат вызывает недоумение и даже лёгкое раздражение.
Автор, в принципе, поставила перед собой интересную задачу: она попыталась изобразить необычное общество, живущее по новым правилам, которые возникли под влиянием технологии клонирования и перезаписи воспоминаний, причём продемонстрировала максимально разнообразный круг людей, вовлечённых в жизнь этого общества, от политиков до преступников. Довольно много внимания уделено вопросам этики, и хотя с выводами можно спорить, они всё же в чём-то интересны. Однако Мёр Лафферти чего-то не хватило, и то, что задумывалось как масштабная картина, оказалось в итоге довольно схематичным наброском. Самым серьёзным минусом романа я считаю то, что абсолютно все персонажи, действующие на борту «Дормире», оказались связаны с разгадкой главной тайны. Пусть их не так уж много, эта связь — особенно применительно к некоторым героям — выглядит напрочь искусственной, неестественной, невозможной. Даже сравнивать не стоит с элегантными разгадками «убийств в запертой комнате» в исполнении, например, Агаты Кристи; а если говорить о фантастической составляющей, то, невзирая на отдельные удачные моменты, Мёр Лафферти никак не назовёшь новатором. Из этих кирпичиков уже строили дома, пусть даже некоторые из них были куда неудачнее «Шести пробуждений»…
Если судить по первым страницам, потенциал у романа большой, но мои ожидания оказались обмануты. В общем и целом, с книгой можно скоротать вечер-другой, если нечем заняться. Но, на мой взгляд, свободное время стоит потратить на более интересные произведения.
123

я всё-таки её купила :)

Зашла в магазин и прямой наводкой к той полке, где она стояла в прошлый раз... фигушки, нету.
Решила осмотреться, прежде чем спросить продавщицу, и через пару минут обнаружила пропажу на другой полке -- судя по ассортименту, специально для дорогих книг.
Теперь ещё "Графа Монте-Кристо" хочу купить. :)
Нельзя вот так просто зайти в книжный... он прямо возле моей домашней остановки - представляете, какая засада? 😸 #книгомания #книгалучшийподарок #книжныепокупки #большечемкнига #издательствоазбука #жюльверн #двадцатьтысячльеподводой #азбукааттикус
123

а скажите, люди

Есть ли у этой шутки аналог на русском языке:

"800-pound gorilla" is an American English expression for a person or organization so powerful that it can act without regard to the rights of others or the law.[1] The phrase is rooted in a joke riddle:
"Where does an 800-lb. gorilla sit?"
The answer:
"Anywhere it wants to."

"Восьмисотфунтовая горилла" -- американское обозначение человека или организации, чьи полномочия настолько широки, что можно действовать без оглядки на чужие права или закон. Выражение укоренилось в шуточной загадке:
- Где сидит восьмисотфунтовая горилла?
Ответ:
- Где хочет.

UPD Аааа, всё. Отбой. Вчиталась в следующее предложение -- есть нюанс, придётся таки оставить гориллу со сноской. Ну ничего, будем расширять читателям кругозор.
123

рабочее

Вай, какой позор, прошляпила цитату из нежно любимого Лорки. Того, который Федерико Гарсия, да. Меня оправдывает то, что по-английски фраза выглядит чуть по-другому, чем по-русски, да и конкретно это стихотворение я не люблю, но сам факт! Полкниги перевела, лишь смутно беспокоясь о том, что с этой фразой что-то не так, и лишь сегодня додумалась проверить, не с цитатой ли имею дело. Ну да, цитата, чёрт бы её побрал.
И теперь я буду смутно беспокоиться о том, что она в тексте не одна. :(
кот дракулы

Йен Макдональд, «Новая Луна» / «Luna: New Moon»

Первая часть трилогии «Луна»
В цикл также входят:
- рассказ «The Fifth Dragon»
- рассказ «The Falls»
- роман (вторая часть трилогии) «Luna: Wolf Moon» (опубликован в марте 2017 г.)

Начало XXII века. Земля превратилась в весьма неуютное местечко: тем, кого не пугают климатические перемены и природные катаклизмы, социальные, экономические и политические кризисы, истощение ресурсов и т.д., и т.п., она способна предложить разнообразные пандемии новых болезней, от которых нет лекарств. Точнее, лекарства есть, но стоят так дорого, что никакая разновидность честного труда не позволит собрать необходимую сумму: в этом «прекрасном» новом мире всю более-менее важную и хорошо оплачиваемую работу делают роботы, а большинству людей достаются жалкие крохи, которые можно заработать в сфере обслуживания или в тех редких областях, где ручной труд в силу каких-то особых причин ещё ценится. Но их мало, очень мало, и если ты, к примеру, собачий парикмахер, гадалка или массажист, то собрать деньги на лекарство от абсолютно-резистентного туберкулёза тебе не суждено. По большому счёту, для тех, кто оказался в трудной ситуации или ещё не забросил мечты о финансовом благополучии и успехе, есть всего одна дорога.

На Луну.

Ведь именно на Луне теперь происходит всё важное и интересное. Именно там крутятся большие деньги, и Пять Драконов — пять самых влиятельных корпораций в мировой экономике — умножают своё состояние каждую секунду, попутно кусая друг друга, проверяя на прочность и выясняя, не удастся ли отгрызть заклятому другу какую-нибудь конечность. Луна — полая сфера, наполненная людьми, ресурсами и деньгами. Луна — террариум и банка с пауками. Если вы считали, что Луна — суровая хозяйка, то забудьте.

Луна — безжалостная психопатка, которая знает тысячу способов, чтобы убить тебя.

Сперва может показаться, что люди обустроились на спутнике Земли с комфортом: низкая сила тяжести позволила воплотить в жизнь самые замысловатые инженерные фантазии в виде цилиндрических ферм-аграриев, снабжающих пропитанием полтора миллиона человек, и городов с искусственными небесами и тремя временными зонами в каждом. Ещё можно упомянуть фамильяров-ИИ, вездесущие принтеры, способные напечатать что угодно, и крылья. Да, в лунных городах можно летать. Но не забываем о деньгах: в отличие от Земли, Луна — полностью искусственная среда, и в ней попросту не может быть ничего бесплатного. Поэтому каждый лунный житель платит за каждый вдох, а ещё — за воду, углерод и данные. Чиб-имплант посылает на линзу на правом глазу сведения о состоянии банковского счёта, ежесекундно напоминая о том, что Луна… ну, вы поняли.

В распоряжении нового иммигранта — Джо Лунника или Лунницы на местном жаргоне — есть небольшой кредит и физическая сила, приобретённая под воздействием земной гравитации. Этим капиталом необходимо распорядиться с умом и осторожностью, помня ещё одну особенность Луны: здесь нет законов, только договоры (но при этом есть и судьи, и адвокаты). Одна неосторожная электронная подпись — и ты скован по рукам и ногам кабальной сделкой, которая позволит разве что дышать вполсилы. Цитируя песню, которую обожает один из персонажей, «é o fundo do poço, é o fim do caminho»*. Как нетрудно заметить, бежать с Луны некуда.

Разве что повезёт, и ты свяжешь свою судьбу с кем-то из Пяти Драконов.

Именно это и произошло с Мариной Кальцаге, одной из героинь романа Йена Макдональда «Новая Луна». Назвать её «главной» нельзя, поскольку таких героев в «Новой Луне» очень много: приготовьтесь к полифонии голосов, к разнообразию судеб, к жизненным философиям, совершенно непохожим друг на друга. Однако проще всего — по крайней мере, сперва — отождествить себя именно с Мариной, поскольку она попала на Луну всего-то несколько месяцев назад и ещё продолжает открывать для себя этот причудливый и жутковатый мир, который взял у Земли всё необходимое, но каким-то странным образом оказался на неё совершенно не похож.

Драконом, в результате стечения обстоятельств обратившим внимание на Марину, станет корпорация «Корта Элиу», основанная около пятидесяти лет назад бразильянкой Адрианой Корта. Адриана оказалась первой, кому пришло в голову добывать на Луне гелий-3 (сырьё для термоядерных реакторов), и она разбогатела, ценой немалых усилий и жертв воплотив свою идею в жизнь. Теперь Адриане под восемьдесят, и по всей Земле огни горят благодаря «Корта Элиу», но жизнь матриарха, её детей и внуков по-прежнему полна опасностей. Корта — самая молодая из главных лунных корпораций, и надменных бразильцев по-прежнему называют «выскочками, разбогатевшими жуликами, ухмыляющимися убийцами, ковбоями-кариока» (правда, не в лицо). Прочие Драконы — Суни, Асамоа, Маккензи и Воронцовы — по-разному строят отношения с «выходцами из фавел», и «Корта Элиу» уже случалось в прошлом оказываться в состоянии войны.

Казалось бы, чего и кого может бояться тот, чей банковский счёт на линзе в правом глазу всегда отображается в золоте и прирастает быстрее, чем убывает? Тот, кто владеет бесконечно важным ресурсом, развитыми технологиями и армией людей, которые служат не только за деньги, но и за идею? Снова напомню: Луна знает тысячу способов убийства, и даже Дракон здесь может если не погибнуть, то в один миг превратиться в попрошайку.

История, которую предлагает читателям Йен Макдональд, отчасти напоминает «Крёстного отца», отчасти — «Игру престолов». Собственно, «Игрой престолов в космосе» её уже успели назвать очень многие, и в том, что касается замысловатых политических интриг, жестокости и натурализма сходство действительно есть — так что остаётся лишь надеяться, что автор не станет следовать примеру Мартина в другом аспекте и уложится в обещанные три тома. Ещё, разумеется, нельзя не вспомнить роман Роберта Хайнлайна «Луна — суровая хозяйка». Но писательский стиль Макдональда настолько своеобразен, что дальше отдельных аллюзий или деталей сходство не идёт — такой Луны вы ещё не видели.

Ведь помимо интриг, лунных технологий, быта, Четырёх Базисов (воздуха, воды, углерода и данных) и уже упомянутой лунной экономики в романе описаны и другие стороны лунного общества — культура, религия, мифология… На Луне всё, что было привезено с Земли, перемешалось и переплелось друг с другом, породило новые образы и формы вроде двуликой Лунной Мадонны или волков-оборотней, которые меняются сообразно растущей и убывающей Земле, а также новые ритуалы вроде Долгого Бега. Здешний язык, упрощённый английский, вобрал в себя множество слов из других языков, на которых говорили иммигранты. Здешний закон един для всех, и заключается он в том, что не существует ни законов, ни правил (кстати, к гендерной самоидентификации и сексуальной жизни персонажей это тоже относится).

«Лунный цикл» — история семейства Корта и всех, кто так или иначе оказался с ним связан, поэтому читателю следует приготовиться к бурному потоку событий и обилию действующих лиц с разнообразными судьбами и личными драмами (обратите внимание на внушительный список, предваряющий текст «Новой Луны»). Для любителей многотомных масштабных саг это вряд ли станет проблемой, но даже их хочу предупредить: ввиду относительно небольшого объёма романа, плотность повествования очень высока, и она поначалу может огорошить даже самого опытного читателя. Поразительно, что упомянутая плотность не помешала автору наделить каждого героя этого представления, переполненного шекспировскими страстями, собственным голосом, непохожим на все прочие. Ещё раз хочу акцентировать внимание на том, что книга способна шокировать, а ещё, зная предпочтения некоторых читателей, должна упомянуть и о том, что в бОльшей части романа повествование идёт в настоящем времени.

Кроме того, промежуточный финал заставит вас кусать локти в ожидании продолжения.

Конечно, решение взяться за новый цикл — не всегда простое. Но если не рискнёте, то не узнаете, как выглядит изображение Лунной Мадонны и зачем Марина и Карлиньос Корта мчались во весь опор на лунных байках через Море Змеи. Лукас Корта не научит вас понимать босанову и вы не познаете сладостную горечь саудади. Адриана и Ариэль Корта не продемонстрируют вам безупречно женственные и элегантные наряды по последней лунной моде (которая, так уж вышло, копирует моду 50-х — блистательный «нью лук»). Рафа Корта не поделится с вами рецептом изобретённого им коктейля под названием «голубая луна», и ещё много всего не произойдёт…

Вы предупреждены: эта история безжалостна, как сама Луна.

Но, как и Луна, она щедро вознаградит тех, кто осмелится её покорить.



===
*Приведённая цитата на португальском языке — из любимой песни Адрианы Корта «Águas de Março» / «Мартовские воды», и переводится она так: «Это дно колодца, это конец дороги» — то есть, это ситуация, хуже которой просто ничего не может быть.
123

Эдриан Чайковски, «Children of Time» / «Дети времени»



В далёком будущем человеческая цивилизация достигла значительных технологических высот, но не обнаружила во вселенной братьев по разуму. Тогда учёные затеяли проект «Возвышение», в рамках которого планировалось терраформировать несколько планет, населить их обезьянами, заражёнными стимулирующим развитие интеллекта нановирусом, и таким образом создать ещё несколько островков разумной жизни.

Однако в результате действий фанатиков из движения Non Ultra Natura эксперимент был сорван. Орбитальную станцию возле одной из будущих колыбелей жизни взорвал террорист, и единственной выжившей оказалась руководительница проекта — доктор Аврана Керн. Она спаслась в капсуле, предназначавшейся для учёного, который должен был с орбиты контролировать ход эксперимента. Космический челнок с обезьянами также взорвался, и на поверхность планеты попал только нановирус. Создав в капсуле электронную копию своей личности, доктор Керн поручила ей послать к Земле сигнал тревоги и вывести себя из анабиоза, когда прибудет спасательная экспедиция.

Но события начали развиваться по сценарию, о котором доктор Керн и не подозревала. Во-первых, попавший на планету нановирус обнаружил организмы, восприимчивые к его действию ничуть не хуже отсутствующих обезьян: ими оказались… пауки. Во-вторых, взрыв станции был частью куда более масштабного плана Non Ultra Natura, который должен был привести к отказу от противоестественных технологий, но в конечном итоге спровоцировал глобальную катастрофу, чьи последствия через 2 000 лет вызвали гибель цивилизации и сделали Землю непригодной для жизни.

И вот «Гильгамеш», корабль-ковчег с остатками человечества прибывает к планете доктора Керн, координаты которой были случайно обнаружены в одной из баз данных, сохранившихся со времён «Старой Империи». К этому моменту пауки достигли уровня первобытнообщинного строя. Ещё на подходе «Гильгамеш» будит спутник-Аврану, и так начинается эпическое противостояние двух цивилизаций, предметом которого становится «мир Керн» — единственная известная людям планета, пригодная для жизни.

«Дети времени» — необычайно масштабная книга, охватывающая взлёт и падение человеческой цивилизации, а также зарождение и эволюцию цивилизации пауков, занявшие века и тысячелетия. На фоне этих грандиозных событий разворачивается повествование о множестве судеб, побед и поражений, личных драм и великих открытий, озарений и безумств. В качестве героев многочисленных историй выступают как люди, так и пауки — и, вынуждена признаться, последние зачастую интереснее первых.

Судьбы людей мы видим глазами Холстена Мейсона, члена экипажа «Гильгамеша», который на момент прибытия ковчега к Миру Керн считался «самым старым человеком во вселенной» — то есть он был старше всех остальных людей на борту. Но по ходу повествования Холстен много раз погрузится в анабиоз, и семьсот лет, отделяющие эту историю от финала, пройдут для него относительно быстро. К роли невольного свидетеля испытаний, выпавших на долю человечества, примешивается личная драма: Холстена и инженера Ису Лейн связывают трогательные романтические отношения, но у них почти нет времени друг для друга, да к тому же события будут складываться таким образом, что Исе придётся просыпаться гораздо чаще Холстена — со всеми вытекающими последствиями…

В «паучьей линии» протагонисты постоянно меняются, поскольку мы видим эту необычную цивилизацию в развитии, от упомянутого выше первобытнообщинного строя до выхода в космос — да-да, причём весьма необычным образом. К описанию жизненных перипетий разумных членистоногих довольно тяжело привыкнуть, в особенности если вы арахнофоб :) Они не просто по-другому мыслят и общаются тактильным способом, они ещё и развиваются в условиях, которые делают невозможными многие вещи, привычные людям. К примеру, как могут пауки обрабатывать металл? Практически никак, да к тому же напомню, что планета не развивалась естественным образом, а была терраформирована, и потому с полезными ископаемыми не всё гладко. Эдриан Чайковски предлагает интересный выход из затруднительной ситуации: открытия, позволяющие паукам развиваться, имеют, в основном, биохимическую природу. (К примеру, «компьютер» пауки соорудят, используя муравьёв.)

Но и о социальном устройстве автор не забывает. Паучихи крупнее пауков, и потому всё начинается с матриархата — причём самцы долгое время остаются очень и очень тупыми. Однако всё изменится в результате ряда исторических событий, и мы узнаем даже историю «борца за права», которому нельзя не посочувствовать.

Отдельного упоминания заслуживают отношения между пауками и Авраной Керн, которую они называют Посланницей: эта линия в повествовании отражает религиозный аспект развития цивилизации, и Чайковски удалось продемонстрировать немалые изменения в мировоззрении пауков — связав их с развитием общества и технологии — именно на примере того, как они воспринимали Посланницу в разные периоды времени.

Что касается людей, то за время, пока пауки продвигались от первобытнообщинного строя к более высокоразвитым формам цивилизации, они успели скатиться к дикарству и, ценой немалых усилий и жертв, вновь вернуть себе «человеческий облик».

Если верить автору, причина всех бед человечества — агрессия по отношению к «другим», инстинктивное недоверие к тем, кто мыслит и выглядит иначе. Обличье у этой агрессии может меняться: иногда она выражается через религиозный фанатизм, иногда — через косные научные взгляды. И если уж люди жестоки по отношению к инакомыслящим собратьям, что говорить про разумных пауков… Ближе к финалу кажется, что у этого масштабного конфликта попросту нет решения, которое позволило бы обеим цивилизациям выжить и дальше существовать вместе, но Чайковски предлагает виртуозный и вместе с тем логичный выход из сложной ситуации.

Если сумеете свыкнуться с сухим, лаконичным стилем и преодолеть первые сто страниц (из шестисот), на протяжении которых очень сложно симпатизировать кому-то из героев, а основная интрига ещё только завязывается, вы ознакомитесь с удивительной историей о людях и членистоногих, о Творце и Творении, о безграничной вселенной и о возможностях разума, а также узнаете, сумеет ли человечество найди для себя новый дом, не прибегнув к геноциду.

А ещё, возможно, измените отношение к паукам.
123

Кэмерон Хёрли, The Stars Are Legion (2017)

Гендерно-специфичному празднику -- гендерно специфичный роман! :)
===


Кэмерон Хёрли, «The Stars are Legion» / «Звёзды — это Легион»

С творчеством Кэмерон Хёрли я пыталась познакомиться уже несколько раз, и до сих пор попытки оказывались неудачными: после трёх-четырёх глав интерес к её книгам у меня пропадал, хотя придраться я ни к чему конкретному не могла. Вроде, и сюжет замысловатый, и герои прописаны хорошо, и антураж необычный, но как-то не складывается читательско-писательская история любви. С новым романом (хотя на самом деле он написан несколько лет назад, но впервые увидел свет лишь в феврале этого года) поначалу было так же, однако я сумела преодолеть барьер — и после третьей главы читала, не отрываясь.

Отдельные антуражные и сюжетные элементы TSAR выглядят хорошо знакомыми: далёкое-предалёкое будущее, в котором люди давно забыли о Земле, эволюционировали и превратились в нечто иное (подробнее об этом чуть позже), корабли поколений с выродившимися потомками экипажа, живые звездолёты, достойные встать в один ряд с «Мойей» и «Лекссом», космические войны и шекспировские страсти… Но все эти элементы, сложившись, дают в результате весьма необычную, увлекательную и временами совершенно безумную картину.

К. Хёрли обращается с читателем безжалостно, с бухты-барахты погружая его в самую пучину событий и вынуждая по крупицам собирать сведения о мире и героях, так что некоторые догадки удаётся подтвердить лишь в третьей-четвёртой главах. Это в каком-то смысле интересное занятие, но я всё же возьму на себя смелость сразу же разъяснить два основополагающих момента касательно мироустройства TSAR.

Во-первых, Легион — это расположенная где-то в далёкой-далёкой галактике искусственная планетная система (!), все планеты в которой представляют собой… скажем так, органические конструкции, наделённые зачатками интеллекта. То есть они живые и мыслящие. Сферические, разделённые на уровни, которые не всегда друг с другом сообщаются и даже иной раз не знают о существовании «миров» сверху и снизу. А ещё они больные — вся история, которую рассказывает нам К. Хёрли, связана с тем, что эти миры-планеты разлагаются от старости, и обитатели подповерхностного слоя вынуждены устраивать рейды к соседям, чтобы урвать — точнее, в самом прямом смысле оторвать — у них что-нибудь полезное.

Во-вторых, абсолютно все действующие лица в TSAR — женщины. Да, вы правильно поняли, все они принадлежат к женскому полу в биологическом (а не лингвистическом, как у Энн Лекки) смысле, и можно даже сказать, что у этой версии человечества половой диморфизм попросту отсутствует, поскольку о мужчинах речь не идёт даже гипотетически. Их нет, и всё тут. Организм каждой героини подчиняется определённому циклу, который устанавливает корабль-мир, и согласно этому циклу она беременеет, а потом рожает, но не обязательно ребёнка. Гораздо чаще на свет появляется какая-нибудь неведома зверушка, то бишь деталь, которая требуется кораблю-миру для каких-то своих целей. Женщины, рожающие именно детей — большая редкость, и поскольку некоторые сообщества этих разлагающихся от старости миров и сами на грани вымирания, за детородную утробу вполне можно устроить небольшую войну.

В таком вот антураже главная героиня этой истории, Зан, приходит в себя в самом начале романа. От воспоминаний о прошлом у неё остались лишь бессвязные обрывки, и потому Зан приходится во всём положиться на рассказ другой героини, Джейд, которая утверждает, что Зан — великая воительница, посвятившая жизнь завоеванию корабля-мира под названием Мокши. Раз за разом Зан отправляется к Мокши, но теряет армию и терпит неудачу, после чего возвращается в мир Джейд — он называется Катазирна, — утратив память. Про мир Мокши известно лишь то, что он пришёл откуда-то из ядра Легиона, и теперь завис недалеко от Катазирны и ещё одного мира, Бхаваджи, полуразрушенный и пустой, но с по-прежнему функционирующими системами защиты. Мокши интересует властителей окрестных миров по двум причинам: во-первых, они хотят узнать, что именно позволило ему сойти с орбиты и покинуть ядро Легиона, отправившись в свободный полёт; во-вторых, он в гораздо лучшем состоянии, чем умирающие Катазирна и Бхаваджа, и в нём можно добыть много полезного, если удастся взломать защиту, что и пытается сделать Зан.

Зан узнаёт, что пыталась взять Мокши штурмом множество раз — как ей говорит одна из жительниц Катазирны, «сотни», — но что-то в рассказах Джейд и остальных женщин кажется ей странным, как будто от неё скрывают важную информацию. Череда неудач усиливает угрозу того, что Анат — владычица Катазирны — отправит воительницу на утилизацию в центр мира, где обитают «перерабатывающие монстры». Очередная попытка вновь заканчивается крахом, и Анат меняет тактику. Она заключает мирный договор со своей главной соперницей, Расидой Бхаваджей, чтобы снова попытаться захватить Мокши, не отвлекаясь на войну с соседями. Предметом сделки становится Джейд — её отдают Расиде Бхавадже в супруги. Примерно в этот момент в повествовании появляются намёки на то, что Джейд и впрямь скрывает от Зан нечто весьма важное.

И вот так начинается странная история о вражде двух космических племён, обитающих на двух разных мирах, о завоевании загадочного Мокши, о вероломстве и любви, об искуплении и жертвенности, о судьбе причудливо изменившегося человечества, которым движут всё те же знакомые нам чувства.

TSAR — прежде всего приключение в уникальном антураже, и хотя его отнюдь не назовёшь глупым, не стоит ожидать от этой книги философских глубин, поражающих воображение. Сюжет, как я уже говорила, в каком-то смысле шекспировский, универсальный — да к тому же он укладывается в «путешествие Героя» как влитой, и амнезия главной героини это лишь подчёркивает. Невзирая на сюрреалистичность этого космо-органического мира, мораль в финале нас ждёт, в целом, традиционная. Необычность и увлекательность роману придаёт не она, а роскошный, полный подробностей, на свой безумный лад логичный антураж: живые корабли-миры пугают, вызывают отвращение, но при этом отличаются загадочной, пусть и болезненной красотой.

Две главные героини, Зан и Джейд, выписаны отлично и совсем не похожи друг на друга: Зан — честная и благородная, открытая и способная на самопожертвование; Джейд — хладнокровный манипулятор, которой начинаешь сопереживать не раньше, чем на её долю выпадут серьёзные испытания. С героинями второго плана не всё гладко: некоторым, к сожалению, не хватило глубины.

Итак, резюме: эта книга точно не понравится читателям, склонным строго делить произведения на фэнтези и НФ, поскольку она обладает признаками и того, и другого. Также не стоит браться за этот роман, если вас смущают свойственные современной англоязычной фантастике гендерные эксперименты. Если вы брезгливы и обладаете живым воображением, не рискуйте: зачем вам читать о том, как героиня рожает живую шестерёнку, и та сразу же укатывается куда-то по своим шестерёночным делам?.. Короче говоря, этот роман — для тех, кому надоел классический антураж, кому хочется чего-то необычного на стыке жанров. Вы получите много нового, а самое главное — получите увлекательную историю с непредсказуемым финалом, которая может и не понравиться, но точно не скоро забудется.
123

Revenger by Alastair Reynolds

Эта история началась однажды вечером, весной 1799 года Тринадцатой Оккупации, когда сёстры Адрана и Арафура Несс отправились вместе с отцом на ужин в Торговую палату Мазариля, где мистер Несс намеревался решить кое-какие дела, а заодно продемонстрировать почтенному собранию своих дочерей, красивых и послушных юных леди. Впрочем, послушных ли? Знай мистер Несс о том, что замыслила Адрана, он оставил бы их дома, да под надёжным замком. Знай Адрана о том, что её ждёт, сама заперлась бы в комнате. Знай же Арафура о том, как прихоть сестры изменит её собственную жизнь… Но нет, с Арафурой не всё так просто.
Итак, давайте знакомиться с главной героиней, а заодно и с миром, в котором разворачивается действие романа: Арафуре — или Фуре, как она предпочитает себя называть — семнадцать лет, она на год моложе сестры и по законам Мазариля пока что несовершеннолетняя. Мазариль — не город и не планета, но искусственно созданное обиталище, один из бесчисленного множества аналогичных искусственных миров в так называемой Конгрегации, которая роится вокруг Старого Солнца. Тринадцатая Оккупация — тринадцатая из учтённых человеческих цивилизаций, которую от нашей отделяет несколько миллионов лет.
Пожалуй, именно мироустройство, придуманное А.Рейнольдсом, способно в первую очередь привлечь и увлечь читателя. Вообразите: вокруг угасающей звезды вращаются пятьдесят миллионов маленьких миров, из которых около двадцати тысяч пригодны для жизни людей. В безвоздушном пространстве между этими мирами путешествуют космические корабли, оборудованные фотонными парусами и ионными двигателями. Помимо людей («обезьян») в Конгрегации обитают ещё и инопланетяне, «ползуны», «панцирники» и «трескуны»; в основном у них деловые интересы — к примеру, «ползуны» руководят банковской сферой и уже успели помочь людям оправиться после тяжёлого финансового кризиса. Иногда пришельцы делятся с людьми технологиями, и это весьма кстати, ведь цивилизация Тринадцатой оккупации — цивилизация мусорщиков, которая практически ничего не производит, но активно добывает артефакты из «пузырей» — заброшенных, необитаемых миров, сотни и тысячи лет оберегающих свои секреты под покровом защитного поля. Иногда артефакты бывают опасными, часто — непонятными или бесполезными, но если повезёт, то можно сколотить небольшое состояние и, уйдя на покой, поселиться на одном из обитаемых миров, чтобы доживать там свои дни.
Но везёт не всем: отец сестёр Несс, вложил большие деньги в предприятие, оказавшееся неудачным, и теперь семья на грани банкротства. Адрана, решив взять дело в свои руки, вместе с сестрой проходит проверку на способность «читать кости», и когда подтверждается, что они с Арафурой и впрямь ею наделены, уговаривает наняться на один из кораблей в доках Мазариля, чтобы заработать денег для отца и поглядеть на Конгрегацию из иллюминатора. «Кости» — это и впрямь настоящие кости, система телепатической «радиосвязи», созданная из ископаемых останков неведомых инопланетян времён Шестой и Седьмой Оккупаций; работать с этими «рациями» могут только молодые люди, а с возрастом способность постепенно исчезает.
Словом, если не брать во внимание необычные декорации, начинается «Revenger» в точности так же, как до него начиналось множество историй о молодых и дерзких: долой родительский произвол; здравствуй, огромный мир! В роли «дерзкой» выступает Адрана, а вот Арафура — скромная, тихая, «книжная» девочка, которой, казалось бы, предопределено всегда и во всём быть второй. Но однажды события принимают непредсказуемый оборот, и на парусник «Скорбь Монетты», куда нанялись сёстры Несс, нападают пираты. Обстоятельства складываются так, что Адрана попадает в плен, а Арафура остаётся на борту обезлюдевшего, сломанного корабля и чудом выживает. После спасения с терпящей бедствие «Монетты» перед ней открываются два пути: вернуться домой, к отцу, или пуститься на поиски Адраны.
«Книжная» девочка выбирает второе, и тут читатель понимает, что сокращённый вариант её имени — Фура — вообще-то наводит на мысли о фурии-мстительнице. И начинается самое интересное.
Вот об этом, собственно, роман: о странствиях по мирам и кораблям в поисках пропавшей сестры, испытаниях, о жертвах, на которые приходится идти ради достижения цели, о том, как человек, одержимый какой-то идеей, не только меняется сам, но и меняет окружающих. «Мстительница» (название «Revenger» следует переводить именно в женском роде) объединяет в себе классический приключенческий роман, роман взросления и космическую оперу в мрачном и красивом антураже (напоминающем одновременно «Остров сокровищ» Стивенсона, пиратские романы Сальгари, Сабатини, Купера и иже с ними, «Умирающую Землю» Вэнса, классические НФ-романы и космооперы, а также ретро-футуристические аниме «Капитан Харлок» и «Галактический экспрес»), и помимо увлекательного сюжета без провисаний и логических нестыковок может предъявить придирчивому читателю ещё и психологически достоверных персонажей не только первого, но и второго-третьего планов, за которыми интересно наблюдать, поскольку они вызывают неподдельные эмоции, пусть и не всегда положительные. Например, в романе три любопытных капитанских типажа — визионер Ракамор, прагматик Джастрабарск и слабак Траско, — три корабля и три команды, которые по-разному относятся к своим капитанам. Облик главного злодея не лишён нарочитой театральности, но, с одной стороны, злодей не делается от этого менее страшным и опасным, а с другой — перед нами всё же космическая опера, а не научная фантастика, и законы жанра никто не отменял. Впрочем, кое-какие стереотипы Рейнольдс всё же опровергает: не стоит думать, будто «красавец капитан» плюс «симпатичная девушка» равно сами знаете что — всё будет совсем, совсем по-другому…
Ещё отмечу, что на атмосферу романа интересным образом влияет лексикон его персонажей. Нельзя сказать, что автор придумал для них новый язык, и всё же жаргон «космического народа» включает достаточное количество особенных слов, чтобы выделяться на фоне многих и многих книг. Некоторые понятны и без контекста — например, что такое Empty («пустота»), как не космос? Труднопереводимое lungstuff («вещество в лёгких») — конечно, воздух. Названия рас опираются на какие-то внешние особенности (упомянутые ранее «обезьяны», «ползуны», «панцирники» и «трескуны», а также множество других). Но есть ещё термины, которыми обозначаются «специальности» членов экипажа («чтец костей», «сканер», «открыватель», «оценщик» и «интегратор»), и другие словечки, которые, быть может, и не оказывают большого влияния на сюжет, но добавляют штрихов к общей картине, делая её ещё увлекательней.
В финале мы получим ответы на множество вопросов, и, надо признаться, некоторые ответы тут же породят новые вопросы — а вместе с ними и вероятность того, что перед нами начало нового цикла, новой большой истории в оригинальной вселенной, придуманной Аластером Рейнольдсом. Что ж, если новые книги о Фуре Несс будут в той же степени пропитаны духом приключений, что и «Мстительница», я не имею ничего против.
Несколько цитат напоследок:
«Ищи закономерности, и ты их найдёшь, в точности как моряки видят лица тех, кого когда-то любили, в колыхании фотонных парусов».
«—Но это ведь не могло повлиять на его внутренние процессы, верно?
— Нет, но кое-какая связь всё же есть. Многие роботы служили людям в эпоху великих неприятностей. Однако не все были так щедро вознаграждены, как некоторые. В некоторых случаях машинам, которые хорошо послужили и получили в награду свободу воли, установили логические блоки, которые эту самую свободу ограничивали, ибо когда-нибудь могла возникнуть внезапная потребность в слугах, которые не задают вопросов.
— Но ведь это ужасно.
— Это, — сказал Перегрин, — называется «цивилизация». Не все, кто получил награды, их заслуживали; не всех, кто этого заслуживал, наградили».
«Мы кивнули, один за другим. Никак нельзя было определить, когда всё случилось и какова была роль Траско. Но где-то между Клыком и этим собранием мы стали тем, чем никогда не были раньше, и эта необычайная алхимия больше походила на магию, чем любое из событий, имевших место за всю Тринадцатую Оккупацию.
Мы стали командой».
«…возможно ли, что всё началось с желания что-то исправить? Могла ли доброта — шажочек за шажочком — извратиться и сделаться худшей разновидностью жестокости? И мог ли сам факт наличия этой доброты оправдать хоть какие-то из её преступлений, или он просто по-новому оттенял их, как новая стена, на которую перевесили уродливую картину?»
123

такая вот фамилия

Увидела сегодня на Tor-e рецензию на новую книгу Уолтера Йона Уильямса Impersonations. Это продолжение цикла про Праксис, который я не читала, но всё хочу прочитать.
Обложка прекрасная:

Однако написать я хотела о том, как причудливо иной раз тасуется лингвистическая колода. Главную героиню -- вот эту самую даму -- зовут Кэролайн Сула. На английском звучит нормально, на русском тоже ничего.
А вот на румынском sula в первом значении означает "шило". Во втором значении -- слово из трёх букв. Да-да, то самое, на "х".
Поэтому в румынском издании она стала Caroline Sylla.
P.S. Впрочем, чего это я ухмыляюсь? Живёт и у нас, и в Румынии некоторое количество людей с фамилией Sula. Ну Шило и Шило, ничего такого. ;)