?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

123
v_verveine

а скажите, люди

Есть ли у этой шутки аналог на русском языке:

"800-pound gorilla" is an American English expression for a person or organization so powerful that it can act without regard to the rights of others or the law.[1] The phrase is rooted in a joke riddle:
"Where does an 800-lb. gorilla sit?"
The answer:
"Anywhere it wants to."

"Восьмисотфунтовая горилла" -- американское обозначение человека или организации, чьи полномочия настолько широки, что можно действовать без оглядки на чужие права или закон. Выражение укоренилось в шуточной загадке:
- Где сидит восьмисотфунтовая горилла?
Ответ:
- Где хочет.

UPD Аааа, всё. Отбой. Вчиталась в следующее предложение -- есть нюанс, придётся таки оставить гориллу со сноской. Ну ничего, будем расширять читателям кругозор.

123
v_verveine

Эдриан Чайковски, «Children of Time» / «Дети времени»



В далёком будущем человеческая цивилизация достигла значительных технологических высот, но не обнаружила во вселенной братьев по разуму. Тогда учёные затеяли проект «Возвышение», в рамках которого планировалось терраформировать несколько планет, населить их обезьянами, заражёнными стимулирующим развитие интеллекта нановирусом, и таким образом создать ещё несколько островков разумной жизни.

Однако в результате действий фанатиков из движения Non Ultra Natura эксперимент был сорван. Орбитальную станцию возле одной из будущих колыбелей жизни взорвал террорист, и единственной выжившей оказалась руководительница проекта — доктор Аврана Керн. Она спаслась в капсуле, предназначавшейся для учёного, который должен был с орбиты контролировать ход эксперимента. Космический челнок с обезьянами также взорвался, и на поверхность планеты попал только нановирус. Создав в капсуле электронную копию своей личности, доктор Керн поручила ей послать к Земле сигнал тревоги и вывести себя из анабиоза, когда прибудет спасательная экспедиция.

Но события начали развиваться по сценарию, о котором доктор Керн и не подозревала. Во-первых, попавший на планету нановирус обнаружил организмы, восприимчивые к его действию ничуть не хуже отсутствующих обезьян: ими оказались… пауки. Во-вторых, взрыв станции был частью куда более масштабного плана Non Ultra Natura, который должен был привести к отказу от противоестественных технологий, но в конечном итоге спровоцировал глобальную катастрофу, чьи последствия через 2 000 лет вызвали гибель цивилизации и сделали Землю непригодной для жизни.

И вот «Гильгамеш», корабль-ковчег с остатками человечества прибывает к планете доктора Керн, координаты которой были случайно обнаружены в одной из баз данных, сохранившихся со времён «Старой Империи». К этому моменту пауки достигли уровня первобытнообщинного строя. Ещё на подходе «Гильгамеш» будит спутник-Аврану, и так начинается эпическое противостояние двух цивилизаций, предметом которого становится «мир Керн» — единственная известная людям планета, пригодная для жизни.

«Дети времени» — необычайно масштабная книга, охватывающая взлёт и падение человеческой цивилизации, а также зарождение и эволюцию цивилизации пауков, занявшие века и тысячелетия. На фоне этих грандиозных событий разворачивается повествование о множестве судеб, побед и поражений, личных драм и великих открытий, озарений и безумств. В качестве героев многочисленных историй выступают как люди, так и пауки — и, вынуждена признаться, последние зачастую интереснее первых.

Судьбы людей мы видим глазами Холстена Мейсона, члена экипажа «Гильгамеша», который на момент прибытия ковчега к Миру Керн считался «самым старым человеком во вселенной» — то есть он был старше всех остальных людей на борту. Но по ходу повествования Холстен много раз погрузится в анабиоз, и семьсот лет, отделяющие эту историю от финала, пройдут для него относительно быстро. К роли невольного свидетеля испытаний, выпавших на долю человечества, примешивается личная драма: Холстена и инженера Ису Лейн связывают трогательные романтические отношения, но у них почти нет времени друг для друга, да к тому же события будут складываться таким образом, что Исе придётся просыпаться гораздо чаще Холстена — со всеми вытекающими последствиями…

В «паучьей линии» протагонисты постоянно меняются, поскольку мы видим эту необычную цивилизацию в развитии, от упомянутого выше первобытнообщинного строя до выхода в космос — да-да, причём весьма необычным образом. К описанию жизненных перипетий разумных членистоногих довольно тяжело привыкнуть, в особенности если вы арахнофоб :) Они не просто по-другому мыслят и общаются тактильным способом, они ещё и развиваются в условиях, которые делают невозможными многие вещи, привычные людям. К примеру, как могут пауки обрабатывать металл? Практически никак, да к тому же напомню, что планета не развивалась естественным образом, а была терраформирована, и потому с полезными ископаемыми не всё гладко. Эдриан Чайковски предлагает интересный выход из затруднительной ситуации: открытия, позволяющие паукам развиваться, имеют, в основном, биохимическую природу. (К примеру, «компьютер» пауки соорудят, используя муравьёв.)

Но и о социальном устройстве автор не забывает. Паучихи крупнее пауков, и потому всё начинается с матриархата — причём самцы долгое время остаются очень и очень тупыми. Однако всё изменится в результате ряда исторических событий, и мы узнаем даже историю «борца за права», которому нельзя не посочувствовать.

Отдельного упоминания заслуживают отношения между пауками и Авраной Керн, которую они называют Посланницей: эта линия в повествовании отражает религиозный аспект развития цивилизации, и Чайковски удалось продемонстрировать немалые изменения в мировоззрении пауков — связав их с развитием общества и технологии — именно на примере того, как они воспринимали Посланницу в разные периоды времени.

Что касается людей, то за время, пока пауки продвигались от первобытнообщинного строя к более высокоразвитым формам цивилизации, они успели скатиться к дикарству и, ценой немалых усилий и жертв, вновь вернуть себе «человеческий облик».

Если верить автору, причина всех бед человечества — агрессия по отношению к «другим», инстинктивное недоверие к тем, кто мыслит и выглядит иначе. Обличье у этой агрессии может меняться: иногда она выражается через религиозный фанатизм, иногда — через косные научные взгляды. И если уж люди жестоки по отношению к инакомыслящим собратьям, что говорить про разумных пауков… Ближе к финалу кажется, что у этого масштабного конфликта попросту нет решения, которое позволило бы обеим цивилизациям выжить и дальше существовать вместе, но Чайковски предлагает виртуозный и вместе с тем логичный выход из сложной ситуации.

Если сумеете свыкнуться с сухим, лаконичным стилем и преодолеть первые сто страниц (из шестисот), на протяжении которых очень сложно симпатизировать кому-то из героев, а основная интрига ещё только завязывается, вы ознакомитесь с удивительной историей о людях и членистоногих, о Творце и Творении, о безграничной вселенной и о возможностях разума, а также узнаете, сумеет ли человечество найди для себя новый дом, не прибегнув к геноциду.

А ещё, возможно, измените отношение к паукам.

123
v_verveine

СКОРО: Б.Сандерсон, "Сплав закона"

В перводе сами понимаете кого.
http://azbooka.ru/book/26765.shtml

123
v_verveine

Элизабет Гилберт, "Big Magic: Creative Living Beyond Fear"

Взялась за эту книгу по наводке из телеграм-канала Анастасии Завозовой, и ничуть не пожалела.
Да, это та самая Гилберт, которая "Есть, молиться, любить". "Big Magic" -- вовсе не учебник по самопомощи, а своеобразное обращение к тем людям, которые не мыслят жизни без творчества, но по какой-то причине не позволяют себе творить, и от этого чувствуют себя несчастными (или, как вариант, строят свои отношения с творчеством неправильно -- как Гилберт это называет, "с позиции автора-мученика"). Надо заметить, под "творческой жизнью" Гилберт подразумевает не только писательство, а всё -- вообще всё, -- что выходит за пределы обыденности. Эссе, из которых состоит "Big Magic", не содержат каких-то радикально новых идей, но, вместе с тем, в них много мудрых мыслей, изложенных в такой форме, что возникает ощущение, будто ты не "лекцию" известного автора слушаешь/читаешь, а ведёшь простую доверительную беседу с хорошей подругой за чашкой кофе в каком-нибудь уютном кафе.
Например, она говорит о том, что в плане творческой карьеры никто ничего не может предсказать и никто никому ничем не обязан ("Боги творчества не должны ничего нам объяснять"). Удача в творчестве, пишет она, похожа на престарелую богачку, которая ведёт себя совершенно непоследовательно: сегодня может уволить того, кто верой и правдой служил ей десять лет, а завтра -- подарит "мерседес" какому-нибудь парнишке, который красиво подстриг ей траву на лужайке перед домом. И с этим ничего нельзя поделать, это надо принять как данность и не заморачиваться. В книге есть потрясающий пример из жизни самой писательницы: будучи начинающим автором, Гилберт написала рассказ, основанный на реальной истории, которая с нею приключилась (история связана с брачным зовом лося -- и я специально не буду её пересказывать, не хочу портить удовольствие тем, кто возьмётся книгу читать). Рассказ этот она послала в журнал Story и получила отказ; однако -- и это важно! -- на бланке отказа была приписка от главреда, что-то в духе "рассказ хороший, но финал не получился, у вас всё впереди, пишите ещё". Через несколько лет Гилберт удалось опубликовать другой рассказ в другом журнале, и у неё появился агент. И вот однажды агент ей говорит: "Лиз, хорошая новость! Твой старый рассказ взяли в журнал Story! Сама главред его одобрила!" Да-да, та же самая главред взяла рассказ, который несколько лет назад завернула. И когда Лиз осторожно расспросила её о впечатлениях по поводу текста, главред заявила, что с ним всё в полном порядке, и с финалом тоже, вообще красота, "и что-то напоминает, только вот не могу понять, что именно". :) Гилберт привела эту историю в качестве примера того, что даже неудача может стать лишь подготовительной ступенью к успеху, который, возможно, не за горами. Главное -- относиться к этой самой неудаче соответствующим образом, не как к "концу света", а как к очередному этапу, за которым обязательно последует что-то ещё. При условии, конечно, что автор не перестанет двигаться вперёд.
Ещё в книге много интересного о вдохновении, об идеях, которые перелетают от одного автора к другому в поисках человека, который поможет им воплотиться (Гилберт относится к идеям как к существам, у которых есть разум и воля), о том, как преодолевать творческий кризис (с помощью работы! просто не обязательно связанной с той же сферой, в которой этот кризис случился), как относиться к своим произведениям (ни в коем случае НЕ как к "детям" -- тогда будет проще их править по требованию редакторов, переносить жёсткую критику и проч.) и к своей роли в качестве творца (без лишней серьёзности, ибо творчество в глобальном смысле, извините за тавтологию, бессмысленно). Гилберт рекомендует выбрать "путь трикстера", который предполагает неуёмное любопытство и вдохновенное творчество из любви к самому процессу, а не ради того, чтобы ублажить своё эго тем или иным способом. Любите творчество, и творчество полюбит вас, как-то так.
Резюме: милая, добрая, очень вдохновляющая книга. Написана достаточно простым языком, так что могу её порекомендовать в том числе и тем, у кого английский слабоват.

123
v_verveine

такая вот фамилия

Увидела сегодня на Tor-e рецензию на новую книгу Уолтера Йона Уильямса Impersonations. Это продолжение цикла про Праксис, который я не читала, но всё хочу прочитать.
Обложка прекрасная:

Однако написать я хотела о том, как причудливо иной раз тасуется лингвистическая колода. Главную героиню -- вот эту самую даму -- зовут Кэролайн Сула. На английском звучит нормально, на русском тоже ничего.
А вот на румынском sula в первом значении означает "шило". Во втором значении -- слово из трёх букв. Да-да, то самое, на "х".
Поэтому в румынском издании она стала Caroline Sylla.
P.S. Впрочем, чего это я ухмыляюсь? Живёт и у нас, и в Румынии некоторое количество людей с фамилией Sula. Ну Шило и Шило, ничего такого. ;)

123
v_verveine

Майкл Р. Флетчер “Beyond Redemption”

У меня с этой книгой вышла забавная история: сразу три человека НЕ советовали её читать, поскольку она слишком мрачная для меня, не вписывается в круг моих интересов и так далее. Должна признаться, если бы такая антирекомендация поступила от одного знакомого, я бы послушалась. Но трое? Это было странно. Я помедитировала некоторое время над аннотацией, потом заглянула на Goodreads, увидела высокий средний балл при достаточно большом количестве оценок… и, в общем, решила рискнуть.
Как выяснилось, не зря.
Да, действительно — книга необычайно мрачная. Я не разбираюсь в дарке, гримдарке и прочих жанрах тёмной фэнтези, но есть ощущение, что даже по стандартам этих жанров “Beyond Redemption” представляет собой нечто особенное, способное вогнать в трепет даже начитанного знатока. Мир в романе безумен в самом прямом смысле слова, поскольку его боги безумны, и вся магическая система основана на различных видах сумасшествия. Например, гефаргайст (социопат) способен внушить окружающим, что он великий воин, и если ему поверят, это станет правдой. Мерере (шизофреник) на физическом уровне делается несколькими людьми — чем глубже расстройство, тем их больше, вплоть до целой толпы. Хассебранд (пироманьяк) способен призывать огонь силой мысли. Дисморфик превращается в монстра, вендигаст — в оборотня-людоеда, а котардист (страдающий синдромом Котара) — в живой скелет. Как любая болезнь, безумие прогрессирует и в конце концов достигает пика — максимума магических возможностей и, одновременно, переломной точки, за которой следует смерть или мучительные страдания. До пика многие безумцы наслаждаются своими способностями, властью и неуязвимостью, но все знают, что рано или поздно этому придёт конец.
Вторая необычная особенность книги, которую вы могли уже подметить, заключается в том, что бОльшая часть терминологии, имён и топонимов имеет немецкое происхождение. Mehrer, например, переводится с немецкого как «множитель», Gefahr+Geist наводит на мысли об «опасной душе», а Hassebrand объединяет «ненависть» и «пожар». Имена в большинстве случаев также переводимые, говорящие, но я надеюсь, что переводчик этой книги оставит их на немецком, ради сохранения своеобразия.
И вот на этом необычном фоне разворачивается история о том, как Кёниг Фуриммер, глава религиозного ордена Геборене Дамонен, пытается воплотить в жизнь дерзкую идею: он хочет воспитать и создать нового бога, который стал бы служить Геборене Дамонен и уберёг бы самого Кёнига от окончательного погружения в безумие. Кёниг — могущественный гефаргайст, превративший захудалую секту в мощную религиозную организацию, но собственная мощь губит его с каждым днём всё быстрее. За ним по пятам следуют три двойника, воплощающих разные стороны его личности, а в зеркалах толпятся обретшие самостоятельность отражения, с нетерпением ожидая момента, когда он утратит бдительность и подойдёт слишком близко… Отведённое Кёнигу время истекает, и у него остался всего один кандидат на роль бога — мальчик по имени Морген (Утро). Остальные дети за годы экспериментов погибли или наложили на себя руки. Моргену, впрочем, тоже предстоит умереть — иначе он не обретёт божественность. Кёниг планирует убить его собственноручно, ибо таков закон: убитый служит убийце в Посмертии.
Но череда случайностей приводит к тому, что стройные планы Кёнига рушатся. Не последнюю роль в этом играет троица наёмников — Вихтиг (Самый Лучший Мечник в Мире; как нетрудно догадаться, гефаргайст), Штелен (воровка-клептоманка, способная украсть что угодно у кого угодно) и Бедект (как ни странно, нормальный… или он просто считает себя нормальным?). А ещё свою лепту в развитие сюжета внесут Эрбрехен Геданке, гефаргайст-поработитеть, способный одним словом отнять свободу воли у населения целого города, и Гехирн Шлехтес, хассебранд с комплексом неполноценности и паранойей.
Я не стану раскрывать сюжетные перипетии, потому что за их динамичным и совершенно непредсказуемым развитием очень интересно следить в процессе чтения и не хочется портить удовольствие тем, кто отважится взяться за эту книгу. А отвага понадобится, ибо на страницах постоянно проливается кровь. Кого-то убивают, подвергают мучительным пыткам и издевательствам, лишают воли и унижают — ни один, подчёркиваю, ни один герой не имеет иммунитета против всего перечисленного. Если вы такой же неискушённый в тёмной фэнтези читатель, как я, вам предстоит не раз вздрогнуть и поморщиться, но если эта книга вас также зацепит, как меня, вы её не отложите.
Ведь за кровищей и прочими ужасами кроется по-настоящему интересная история с глубоким смыслом, и герои этой истории — живые, совсем как настоящие, пусть и совершенно аморальные. Высокомерный и властный Кёниг, окружённый врагами, которых сотворил он сам; грубый и практичный Бедект, самый нормальный из всех героев (нормальный ли?..); смертоносная и уродливая Штелен, не утратившая способность любить; забавный в своей самоуверенности красавчик Вихтиг, променявший поэзию и семью на странствия и меч; и, наконец, Морген… вы ведь помните, с кем связан образ Утренней Звезды, верно?
Про Эрбрехена и Гехирн ничего не скажу.
Героям предстоит расти и развиваться, умирать и возвращаться с того света, доходить до предела своих возможностей и пересекать границы невероятного. Специфика мира, построенного на безумии, диктует необходимость погружения в глубины человеческих душ — пусть даже в этих глубинах и водятся жуткие чудовища. Впрочем, прошу меня простить, я вместе с лукавым автором невольно повторила фразу, которая способна перевернуть восприятие сюжета с ног на голову и обратно. Мир “Beyond Redemption” — об этом говорится на первой же странице, но это так легко упустить из вида — построен не на безумии, а на вере. На вере, которая определяет реальность.
А во что верить — каждый решает сам… в меру своего безумия.

mmm
v_verveine

так

Люди, расскажите.
Кто как борется с синдромом "сухого глаза"? Какие капли капаете? Какие правила соблюдаете? Если они есть, хе-хе.
Или вас миновала чаша сия?
У врача была (у двух), ничего подозрительного не обнаружили, зрение по-прежнему в норме *стучит по дереву*
Прописали "Слезол Форте", но я же не могу его всё время капать... Может, что-то другое подобрать?
О, вот ещё вопрос: "компьютерные" очки -- фигня или нет? Что-то подсказывает, что фигня, но вдруг я ошибаюсь. :)

работа
v_verveine

три древнейшие профессии

Вряд ли стоит удивляться тому, что основные профессии, причисляемые к "древнейшим" - проституция, право и журналистика, - имеют нечто общее. Все они существуют на грани дозволенного обществом, извлекая из этого доход или описывая скрытый мир преступлений, коррупции и аморальности. Возможно, я слишком сурово сужу о проститутках и журналистах, но суть в том, что и преступление, и повышенный интерес к нему так же стары, как и сама цивилизация.
Энгус Констам, "Пираты. Всеобщая история от Античности до наших дней"

123
v_verveine

Это прекрасно, прекрасно!!!

===

Кошачьи заповеди

1. Я - Кошка, и сим всё сказано. Да не будет у людей других Кошек в доме Моём.
2. Да сотворят из Меня кумира; да поклонятся Мне и будут Мне служить, ибо Я Кошка, творящая шкоду за вину ненавидящих Меня и подставляющая спинку любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои.
3. Да не произнесут имени Кошки напрасно, без колбасы в руке дающей, ибо Кошка не оставит без наказания обои и мебель того, кто произносит имя Её напрасно.
4. Возжелай колбасы ближнего Твоего; возжелай курицы ближнего Твоего, и сметаны его, и молока его, и рыбы его, и всякой пищи его, всего, что у ближнего Твоего...
5. ...и укради.
6. Убий ногу, идущую мимо.
7. Как это - не прелюбодействуй?!
8. Произноси ложное свидетельство на ближнего Твоего жене ближнего Твоего, ибо жалостлива жена ближнего Твоего и даст тебе пищи вдвое за вину его.
9. Снисходи к ближнему Твоему, и жене ближнего Твоего, но беги от детей ближнего Твоего, ибо люди поклоняются им паче Тебя.
10. Помни день субботний, не делай в оный никакого дела, как и в любой иной день, ибо каждый день Твоего жития - день субботний...

Автор - Олег Пелипейченко, http://pelipejchenko.livejournal.com/474011.html

===

Найдено jaerraeth