Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

123

обещанный отзыв номер два

Сет Дикинсон
«Бару Корморан, предательница»
The Traitor Baru Cormorant
Аннотация:
Эта книга — эпическое геополитическое фэнтези о женщине, которая поставила своей целью разрушить империю, научившись ею управлять.
Завтра Бару Корморан выйдет на песчаный пляж своей родины и увидит на горизонте алые паруса.
Империя Масок приходит, вооружённая монетами и чернилами, доктринами и компасами, мылом и ложью. Чужестранцы завоюют Таранок, родной остров Бару, перепишут его культуру, назовут его обычаи преступными и отнимут одного из её отцов. Но Бару терпелива. Она проглотит свою ненависть, докажет свой талант и сделается частью Маскарада. Она изучит секреты империи. Она станет именно той, в ком нуждаются тайные правители. И она заберётся достаточно высоко по лестнице власти, чтобы освободить свой народ.
Проверяя верность Бару, Маскарад пошлёт её навести порядок в далёком Ордвинне, настоящем гадюшнике из мятежников, шпионов и герцогов-бунтарей. Ордвинн убивает всякого, кто пытается им править. Чтобы выжить, Бару придётся распутать замысловатую сеть измен, опутавшую эту землю, и скрыть своё опасное влечение к обворожительной герцогине Тайн Ху.
Но не стоит забывать, что Бару — настоящий мастер политических игр, и её безжалостность в вопросах тактики может сравниться лишь с её целеустремлённостью. Интриги она плетёт с расчётливостью бухгалтера, и готова сполна заплатить за освобождение своей родины.


ОБЕЩАНИЕ
Это правда. Ты поймёшь — ведь она причиняет боль.


Я взялась читать эту книгу вопреки обложке и аннотации, поскольку первая, с разбитой маской, наводила на мысли о романтическом, а не эпическом (и уж тем более не геополитическом) фэнтези, а вторая лишь усиливала это впечатление, добавляя к образу главной героини черты Мэри Сью. Довольно быстро — страниц через двадцать — я убедилась в ошибочности предварительного суждения. Что самое интересное, аннотацию нельзя назвать ошибочной — она, скорее, неполная, и это неудивительно, потому что повествование в романе необычайно плотное. А обложка — что ж, не всегда в голове художника и читателя возникают одинаковые образы.
Итак, начнём с того, что в аннотации передано верно: «Бару Корморан, предательница» — это история о том, как молодая уроженка Таранока, недавнего «приобретения» Империи Масок, пытается достичь в имперской иерархии таких карьерных высот, на которых открываются уже не административные, а политические возможности — и повлиять на судьбу своего захваченного острова. Быть может, освободить его. Бару прекрасно понимает, что на воплощение этого плана в жизнь уйдут годы; её целеустремлённость и самоотдача вызывают даже не зависть, а благоговейный трепет. Два этих качества, развитых до сверхчеловеческих величин, а также недюжинный ум и некоторая толика удачи приводят к тому, что Бару, закончив школу и с блеском сдав имперский квалификационный экзамен, получает назначение на весьма высокий пост в другой части Империи. Добиваясь своей цели, Бару перевернёт Ордвинн с ног на голову, погасит назревающий мятеж весьма нестандартным (экономическим) способом, а потом окажется одним из важнейших игроков в запутанной политической жизни северной провинции. И всё это — под взглядом недремлющего ока Империи Масок, где граждане и неграждане подчиняются весьма строгим правилам, за нарушение которых карают в лучшем случае смертью; где чиновникам есть дело до того, кто во что верит и кто с кем спит; где никому нельзя доверять и неосторожным словом или взглядом можно погубить и саму себя, и дело, на которое уже потрачено много времени и сил…
Империя Масок огромна, и несмотря на усилия центральной власти по приведению всех её частей «к общему знаменателю», между ними по-прежнему сохраняются определённые различия. Сет Дикинсон проработал мироустройство достаточно хорошо, не забыв о культуре, религии, обычаях, но наиболее существенной оказалась проработка экономики и политики, как в глобальном — имперском — масштабе, так и в том, что касается Ордвинна, в котором каждое герцогство обладает определёнными особенностями и каждый местный правитель преследует свои цели в жестокой политической игре.
Так или иначе, всё вертится вокруг главной героини, Бару. Этот образ — несомненная удача автора (а роман, хочу заметить, дебютный), поскольку получился очень цельным, непротиворечивым и живым… а ещё трагическим, я бы сказала, на шекспировский лад. Бару — женщина, которая в юном возрасте поставила перед собой недостижимую цель и вознамерилась совершить невозможное; она похожа на стрелу, что несётся к далёкой цели. (Если честно, ещё больше она напоминает ракету с термоядерной боеголовкой, но ближе к финалу, да и вообще это не очень-то фэнтезийная ассоциация, простите.) Постепенно она избавляется от всего лишнего, неважного или опасного для её плана, и с учётом описанных выше условий жизни в Империи, в категорию «лишнее» попадают друзья, привязанности, чувства, некоторые моральные ограничения и… любовь.
Да-да, любовь. Вы не ошиблись, в аннотации действительно содержится указание на то, что Бару предстоит испытать влечение к герцогине — к женщине. Наша героиня — лесбиянка в мире, где за «негигиеничные» обычаи и нетрадиционную сексуальную ориентацию карают с одинаковой жестокостью дикарей, простолюдинов и аристократов, и в силу публичного характера своей должности она не может скрывать личную жизнь так, как ей хотелось бы. Ордвинн, как и прочие части Империи, пронизан сетью доносчиков, охватывающей все сословия, и потому Бару приходится следить за каждым словом и взглядом — короче говоря, Дикинсон поместил её в такую ситуацию, где степень серьёзности конфликта варьирует от «очень острый» до «предельно острый, на грани человеческих возможностей». На развитие сюжета это действует весьма благоприятным образом — окажись на месте Тайн Ху мужчина, история и впрямь могла бы деградировать и превратиться в обычное романтическое фэнтези, да и напряжённость бы схлынула в разы, — но чисто по-человечески героиню очень жалко.
По ходу повествования всё время задаёшься вопросом: до каких пределов дойдёт самоотречение Бару Корморан ради высшей цели? Ответ: до немыслимых. Как-то я прочитала в книге американской писательницы Франсин Проуз о том, как в школе учительница английского языка поручила их классу написать сочинение о том, насколько глубоко затронута тема слепоты в таких произведениях, как «Царь Эдип» Софокла и «Король Лир» Шекспира. Ученики должны были перечитать обе трагедии и тщательно выбрать все упоминания о зрении, глазах, слепоте и т.д. Каково же было их удивление, пишет Проуз, когда выяснилось, что к ослеплению героев, которое в обоих случаях происходит в финале, авторы подводят с самого начала, плавно, равномерно, чуть ли не на каждой странице употребляя метафоры, подталкивающие читателя/зрителя в нужном направлении, пусть всего лишь на подсознательном уровне! Дикинсон тоже довольно изящно подводит читателя к определённым выводам, в том числе и касательно того, как изменится Бару — и те, кто в отзывах ужасаются финалу, читали невнимательно, увы.
А вот если читать внимательно, то о многом можно догадаться задолго до финала, хотя автор мастерски сбивает читателя с толку быстрыми сюжетными поворотами, неразрешимыми вопросами, над которыми ломает голову Бару, и моментами, в которых эмоциональное напряжение зашкаливает. К примеру, момент прощания Бару с родителями. Момент, когда она готовится идти на дуэль, заранее зная, что шансов на победу нет. Момент, когда она узнаёт, что имперские чиновники лишили её родной Таранок последнего, что ещё оставалось от прошлого: подлинного имени. А сцена, в которой единственный настоящий друг Бару, ценой немалых усилий спасённый из застенков Маскарада, прибывает к ней в карете под чумным флагом, недалеко отстала от финала, который попросту разобьёт вам сердце, даже если вы будете к нему готовы.
Итак, о чём же эта книга? О холодном разуме и горячих чувствах. О чести и подлости. О власти и о том, как она меняет человека. О том, до каких пределов можно «обстругивать» самого себя ради высшего блага, прежде чем ты перестанешь быть человеком. О том, существует ли вообще это самое высшее благо, ради которого можно (нужно?) идти на подобные жертвы. О том, в какой момент оно перерождается в пусть и не такое уж чёрное, но всё-таки безусловное зло. О том, как искать ответы на вопросы, которые не имеют ответов…
«Бару Корморан, предательница» — первая часть трилогии, но промежуточный финал в книге есть, и я бы сказала, что она закончена в той же степени, в какой закончена «Дюна» Френка Герберта, самая первая. «Геополитическое фэнтези» — исчерпывающее определение для этой книги, потому что для настоящего эпика всё-таки чуть не хватает масштаба (но, судя по некоторым признакам, он появится в продолжении). Романтика и чернуха в тексте присутствуют в умеренных дозах и зачастую описаны довольно лаконичным языком, так что поклонники романтического фэнтези сочтут книгу слишком тёмной, а поклонники дарка — наоборот, слишком светлой.
А ещё следует отметить, пусть это и спойлер, что магии в романе нет. Вообще. Никакой.
Так или иначе, несмотря на определённую жанровую путаницу, я рекомендую эту книгу всем, кого интересует нетривиальная фэнтези с продуманным мироустройством, хитроумными интригами, моральными дилеммами и живыми героями, которые способны вызвать сопереживание и запомниться надолго.
Я же буду с нетерпением ждать продолжения и надеяться, что автор не подведёт.
titania

уточню на всякий случай :)

Френды! Я ворчу по поводу наших политических и экономических событий, потому что не могу молчать. Если это затронет меня напрямую, а не косвенно, то я скажу чётко и конкретно: случилось то-то и то-то, помогите чем можете. А пока мы справляемся, слава богу. Справимся и с новыми тарифами, я надеюсь, куда ж мы денемся. Главное не болеть. Просто иногда само собой включается, как было написано в одной хорошей книге, Радио Бубнёж. ;)
И вообще, я пошла сегодня и купила новое платье и новое кресло, вот. Пока счёт за липистричество не принесли...
123

опять митинги в центре Кишинёва

Текстовая трансляция на русском тут
Там такое... там два митинга на одной площади. Надеюсь, не подерутся.
UPD Хммм, я их слышу. Я в трёх километрах от площади, но характерный шум толпы слышно довольно хорошо.